lin_tsimbal (tsimbal) wrote in old_cinema,
lin_tsimbal
tsimbal
old_cinema

Омар Шариф: восточное обаяние. 1932 - 2015

Статья писалась для издания, поэтому суховато. Узнав о смерти Шарифа - не смогла ее не выложить. Это был герой моего сердца лет в 15 - красивый, как мечта, наглый и простодушный, обаятельный негодяй Колорадо из "Золота Маккены". Я до сих пор подпадаю под его обаяние, если смотрю фильмы, где он молод и прекрасен. Омар Шариф не верил в Рай и Ад, поэтому - удачи ему там, куда он отправился по Млечному пути...



Омар Шариф в одночасье прославился в начале 60-х - после выхода на экраны эпической драмы Дэвида Лина «Лоуренс Аравийский». Сага о знаменитом Эль-Арансе, британском разведчике полковнике Лоуренсе стала не просто "фильмом года" или десятилетия, а была признана уже в наше время лучшим британским фильмом ХХ века. "Лоуренс Аравийский" сделал "звездой" Питера О’Тула, игравшего заглавную роль, а кроме того - навсегда изменил жизнь молодого египетского актера Омара эль-Шарифа, даже на родине ту пору больше известного как муж популярной актрисы Фатен Хамама.






Роль шерифа Али ибн Эль-Кариша малоизвестный египтянин получил случайно. Ален Делон, утвержденный на эту роль, отказался носить "карие" линзы, чтобы больше походить на араба, следующий кандидат - Морис Роне - говорил с сильным французским акцентом и нелепо выглядел в арабском одеянии. Дэвид Лин не стал искать новую "звезду", а предложил продюсерам взять на эту роль молодого египтянина, уже игравшего в фильме небольшую роль - Омара Шарифа. Тот был новичком в большом кино, но был очень эффектен внешне, был настоящим арабом (а не французом, играющим араба) и хотел стать большим актером - а потому ловил каждое слово режиссера. Итог получился впечатляющий: даже на фоне блистательного О’Тула-Лоуренса шериф Али не потерялся. Юный, горячий, жестокий и временами наивный, он был зеркалом арабского мира, с которым столкнулся Лоуренс, человеком, способным на настоящую дружбу и вражду, но неспособным выбраться из плена предрассудков, отринуть родовые распри ради объединения всех арабов. Голливуд высоко оценил работу актера. Шариф получил два "Золотых глобуса" - за лучшую роль второго плана и как самый многообещающий актер года, а также номинацию на "Оскар". С наградой Киноакадемии, правда, не сложилось, но Шариф не горевал - у него все было впереди.



Правда, для этого нужно было второй раз кардинально изменить жизнь. Первый раз Мишель Димитрий Шалхуб - таково настоящее имя актера - изменил ее в 22 года, когда бросил семейное дело, и решил стать актером. Родители будущей звезды" - богатые ливанцы-христиане - дали сыну отличное образование, возможность закончить университет, а потом и курсы при лондонской академии драматического искусства. В 1952 году Мишель Шалхуб дебютировал в кино в фильме «Борьба в долине». На съемках он познакомился с популярной в Египте актрисой Фатен Хамама, влюбился в нее и захотел жениться. Но его избранница была мусульманкой, и для женитьбы на ней нужно было принять ислам и изменить имя. Мишель уступил - отчасти в силу покладистого характера, отчасти - потому что никогда не был религиозен. Новое имя - Омар эль-Шариф - выбиралось с прицелом на блестящую кинокарьеру. Оно легко запоминалось и больше подходило для афиш.



Но ни новое имя, ни популярная жена не сделали Шарифа "звездой". Прорыв ему обеспечил Дэвид Лин и "Лоуренс Аравийский". Поэтому, когда через несколько лет после премьеры "Лоуренса" Лин позвал его в новый проект "Доктор Живаго" играть Юрия, Шариф удивился - какой из него русский - но согласился. Лин уверял его, что гримеры сделают его внешность более славянской, а со сложной драматически ролью Омар с помощью Лина - обязательно справится. Актер потом признавался, что не до конца понимал своего персонажа: ни его загадочной русской души, ни позиции наблюдателя в разыгрывающейся драме. Даже любовные сцены, в которых Шариф обычно был хорош, в фильме вышли "без души" -возможно потому, что Шариф и Джули Кристи не слишком нравились друг другу в жизни.



"Доктор Живаго" был разнесен критиками в пух и прах как "клюква" (снять что-то другое съемочной группе, в глаза не видевшей Россию, вряд ли бы удалось). Шарифу, получившему, впрочем, за эту роль "Золотой глобус", от критиков досталось меньше, хотя все они отмечали, роль Юрия просто "не его" - она слишком сложная и мало соответствует характеру и темпераменту актера.

И правда, "пеплумы" и комедии подходили Шарифу куда лучше. Голливуд видел в нем "нового Рудольфо Валентино", восточного героя-любовника, или знатного иностранца. Но кого бы не играл Шариф - армянского царя в "Падении Римской империи", монгольского завоевателя в "Чингиз хане", немецкого офицера в "Ночи генералов" - студия в первую очередь торговала его восточной красотой, обаянием, умением, если надо изобразить безумную страсть.



Позже Шариф сожалел, что ему не хватало опыта и проницательности, чтобы лучше выбирать роли или торговаться за гонорары. "За мои первые 5 фильмов я получил по контракту по 15 тысяч долларов за каждый - а среди них были и кассовые хиты "Лоуренс.." и "Доктор Живаго". Когда контракт закончился, за "Майерлинг" мне предложили уже 400 тысяч..." "Майерлинг" был еще одной попыткой вернуться к серьезным ролям. Историю самоубийства австрийского кронпринца Рудольфа и его возлюбленной Мари Вечоры хотели показать глубже, чем просто "безумие и страсть" прошлых интерпретаций. Рудольф Шарифа - жертва не столько любви, сколько политики. Сын императора, второй человек в стране, до смерти отца он - никто, марионетка, с которой никто не считается, и который не имеет право даже на тайную любовь. Трагедия принца крови Шарифу удалась не до конца, зато страсть к героине Катрин Денев он сыграл замечательно. В советском прокате иные впечатлительные барышни ходили на фильм по десять раз - чтобы еще раз посмотреть, как герой Шарифа в опере буквально пожирает Марию взглядом.

Образ дерзкого красивого хищника удался Шарифу в "Золоте Маккены", где он в роли бандита Колорадо "украл" фильм у постаревшего Грегори Пека. Еще одной настоящей победой стала "Смешная девчонка", где элегантный и обаятельный Ник Арнштейн (похожий больше на Рэтта Батлера, чем на реального мужа Фанни Брайс) очаровывает талантливую дурнушку. А потом и сам влюбляется в нее.



В жизни "Смешная девчонка" доставила Шарифу немало проблем. Фильм пришелся на разгар войны Египта с Израилем. Сначала араба Шарифа хотела убрать со съемок студия - но не смогла, поскольку Барбара Стрейзанд пригрозила покинуть проект вместе с ним. Когда же фильм вышел на экраны, египетское правительство предало актера анафеме: мусульманин на экране целуется с еврейкой! Шарифу даже пришлось вывести из Египта в Европу семью. Но он ни в одном интервью разу не сказал о родине плохо.

В 70-80-е популярность актера пошла на убыль. Виною частично был сам Омар. Заядлый картежник, он все больше времени уделял бриджу, сидел в казино неделями и проигрывал огромные суммы. После чего готов был сниматься в любом "мусоре", чтобы только отдать долги. Справедливости ради, кроме "мусора" актер участвовал и в хороших фильмах. Он играл Че Гевару, капитана Немо в "Таинственном острове", Степана Верховенского в "Бесах" Вайды. Но все эти фильмы тонули в бездне шейхов, "гаремов", моджахедов (в "Рембо 3") и прочих поделках.

Писала о Шарифе и "желтая пресса". Еще в 60-е, переезжая в Америку, Шариф развелся с женой. "Фатен не хотела уезжать из Египта, а я не мог обещать ей хранить верность, живя вдали от нее. Честнее было дать ей свободу, чтобы она снова вышла замуж и была счастлива". Новое замужество Фатен не помешало им остаться друзьями, а общего сына Шариф забрал с собой. Красивого араба буквально преследовали девушки (некоторые домогались его с пистолетом в руках), его донжуанский список пестрел громкими именами. В 80-х годах Шариф обосновался в Париже, ведя роскошный образ жизни плейбоя и одного из лучших знатоков бриджа.



Гром грянул в 90-е годы. Серьезная операция на сердце заставила актера изменить взгляд на жизнь. Шариф перестал курить, играть в бридж и сниматься в плохом кино. "Отказаться от плохих фильмов мне пришлось из-за внуков. Легко ли слушать от них: "Дед, ты ужасен в этом фильме! А тут еще хуже". Гостиничное одиночество сменилось семейным уютом - Шариф вернулся в Каир, и поселился вместе с семьей сына.

Роли в кино тоже стали глубже и интереснее. В двух фильмах Анри Вернея «Майрик» и «Улица Паради, 588» Шариф сыграл отца армянского семейства, вынужденного вместе с домочадцами бежать из Турции во Францию. Фильм имел большой резонанс, и обиженная Турция даже запретила актеру въезд в страну. Успешной стала и очередная роль шейха в «Мактуб – закон пустыни». Шариф играл властного вождя бедуинского народа, желающего удержать и сделать преемником собственного внука-американца.

Но самой яркой работой последних лет для Шарифа стал образ старого мусульманина-бакалейщика, подружившегося с мальчишкой-евреем и ставшему ему настоящим отцом - в фильме «Месье Ибрагим и цветы Корана». Шариф получил за эту роль «Сезар» и с юмором предположил, что обязан ею своим постаревшим поклонницам. «Наверняка мамы или бабушки членов достопочтенной академии пригрозили своим отпрыскам: если не проголосуешь за Омара, обеда больше не получишь».



В 2005 году Шариф сыграл главную роль в итальянском сериале «Империя Святого Петра». Фильм публично похвалил Папа Римский, после чего Аль-Каида объявила Шарифу смертный приговор «за пропаганду христианства». Актера это, скорее, позабавило: он уже давно не скрывает своих атеистических взглядов и мало чего в жизни боится. «Я живу сегодняшним днем. В моем возрасте можно умереть в любой момент. Я хочу делать только то, что мне нравится. Жизнь - это смена эпизодов. И каждый из них - самый главный».



В марте 2015 года стало известно, что Омар Шариф болен болезнью Альцгеймера, а 2 июня СМИ сообщили о его смерти. Самый популярный египтянин ХХ века закончил свой лучший фильм – свою жизнь.

(c) Елена ЦЫМБАЛ
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments